Вера Чайковская "Рисование на все времена"

20 сентября 2014

"Пишу про выставку в общем-то тихую и готовую затеряться среди громких и шумных. Но в эпоху страшного кризиса художественной изобразительности она дает пищу для размышлений . Тут возникает проблеск какого-то возможного пути, что очень важно при современном бездорожье. Один мой знакомый художник, сменив писание живописных «обманок» на абстракцию, остановился в нерешительности - что же дальше? В самом деле - что? Ведь «крайние» состояния охвачены!

Мне показался смелым и в некотором роде даже «революционным» сам состав представленных на выставке художников - показаны рисунки российских «корифеев», эмигрировавших в прошлом веке во Францию (Н.Гончарова, Ф.Малявин, С.Шаршун, Маревна, А.Яковлев), известных российских «нонконформистов» (А.Зверев) и не очень известных современных авторов (Б.Кочейшвили, С.Агроскин, Л.Повзнер). 
Вот это включение современных художников в ряд «классиков» представляется мне смелым и несколько рискованным. Но риск, на мой взгляд, оказался оправданным.

Организаторы выставки (куратор Тамара Вехова) говорят о «системе призм и зеркал», о «рифмах», возникающих у современных художников, подчас не подозревающих о предшественниках.

Не темы, не жанры, не стили, а вот этот, самый сложный и неочевидный путь поисков внутренних перекличек, живописных и ментальных «рифмовок», попытка обновить те «бороздки», которые некогда уже были намечены в русской культуре, - все это представляется мне чрезвычайно плодотворным.

Да что там 20-й век! Глядя на представленные рисунки обнаженных , я припомнила обязательные академические штудии обнаженной натуры в начале 19-го! Замечательные, полные экспрессии рисунки Ореста Кипренского, на цветной бумаге, в разнообразной технике, в различных ракурсах. Правда, художник рисовал лишь натурщиков - мужчин. Женская обнаженная натура тогда в России не ставилась. Но в «обнаженных» парижских эмигрантов из России Георгия Артемова и Александра Яковлева да и нашего современника Семена Агроскина ощутимы какие-то явные уроки этих классических штудий.

Затесавшийся на выставку художник «парижской школы» японского, а не русского происхождения Фуджита в своей , нарисованной тушью обнаженной, следует скорее японской традиции - его обнаженная, очерченная плавной линией, изящна и гармонична, как и его розы, где каждая головка изображена прихотливыми изгибами карандаша. («Ню», 1953, «Розы в вазе»,1958).

Не то у российских художников разных школ и периодов. У всех трех - бешеная экспрессия и какой-то вполне российский надрыв. Все трое - отвлекаются от лица модели, сосредотачиваясь на «телесности». Артемов, работая сангиной, откинутое лицо модели кое-как «пририсовал» карандашом («Сидящая обнаженная», 1940). Яковлев его просто «отсек», изобразив сангиной только напряженно-выгнутый торс, диагональю рассекающий лист («Ню. Отклонившаяся», без года). И такой же отчаянной диагональю распласталась на белом, приклеенном к картону листе с неровными краями, женская фигура у Агроскина, причем и тут верхняя часть лица срезана. («Обнаженная», 1988).

Но как и у Кипренского, у всех трех художников эти «безликие» женские тела охвачены бурной зкспрессией, какой-то судорогой не то страдания, не то восторга, которая делает их одновременно сильными, и жалкими, брутальными и уязвимыми.

Поразительные «рифмовки» возникают в композициях «магического реалиста», представителя «французской школы» Сергея Шаршуна и современного российского художника Бориса Кочейшвили. Оба работают как бы в состоянии крайнего изнеможения, душевного и физического, когда хочется лишь что-то тихо созерцать - воду, цветы, небеса. Оба ищут какое-то идеальное пространство - одновременно и материальное, и призрачное, оформленное и иллюзорное,
прозрачное и непроницаемое. Оба пронизывают свои композиции неким «райским», ниоткуда льющимся светом (С.Шаршун, «Белая композиция», 1960, Б.Койчешвили, «РайV1», 1987).

Тут узнаются некие извечные и очень характерные для «расколотого» русского сознания поиски душевной гармонии, какого-то «райского» пространства, в котором можно было бы «утонуть с головой» и «отдохнуть».

Есть еще одна «призма», объединяющая этих разных российских художников – предельная простота, отсутствие вычурности, но при этом поразительное изящество. Эти особенности характерны для превосходных «парных» карандашных рисунков знаменитого российского художника- эмигранта Филиппа Малявина («Русская пара», «Старик и девушка», обе -1930), для насыщенного светом и печалью акварельного портрета работы художницы парижской школы Маревны («Мать и дитя», 1941) или для почти экстатического по силе выраженных чувств. но при этом удивительно изысканного по цвету «Портрета Нильса» Семена Агроскина (1997). Во всех этих работах ощутим какой-то внутренний парадокс, та самая «борьба формы и содержания», которая вызывает у зрителя эмоциональный катарсис.

Филипп Малявин известен своими дореволюционными картинами, изображающими ярких и веселых русских крестьянок. Но на выставке он представлен своими поздними рисунками. Тут изображены пары, где персонажи противостоят друг другу, образуя сложное «двуединство».

Баба остервенело и напористо смотрит вперед, мужик озабоченно склонил голову в папахе. Девушка-вся в мечтах, вся устремлена в будущее, старик погрузился в печальное раздумье. И эти противоположные состояния художник объединяет и фиксирует изысканными карандашными линиями , кое-где вспыхивающими замысловатыми узорами.

Сходные парадоксы пронизывают работу Семена Агроскина. Его персонаж по-современному раскован и пойман в момент какой-то эмоциональной «бури», но темперные краски серебристо-серых и изумрудно-зеленых оттенков так таинственно мерцают, что прибавляют портрету глубины и утонченности.

Показанные на выставке произведения российских художников 20-го и 21-го веков, - вроде бы, просто «тихие» графические штудии. Однако собранные вместе, - они обретают некое новое и очень важное для современности звучание. Это те «зеркала», «рифмовки» и «созвучия», которые позволяют живописи наших дней упрямо сохранять свою специфику и вступать в диалог с художниками прошлого, не взирая ни на какие причуды моды и рынка."

 

Ищите печатную версию в ближайшем номере журнала "Собрание"